Окт 13

ЕремейЕрёмкина история борьбы за слух началась в роддоме, когда медсестра пришла делать тест и сразу предупредила: «Девочки, сегодня аппарат барахлит, если не пройдёте, не пугайтесь!». Тест на правое ухо был отрицательным, а на левое даже делать не стали из-за неисправности прибора. В выписках из роддома была путаница: в одной бумажке написали, что аудиотест пройден, во второй — нет. Поэтому дополнительно на проверку слуха никто не отправлял.

— И все же непройденный тест меня не отпускал, как и тот момент, что Еремея мало интересовали музыкальные игрушки-погремушки, — рассказывает мама мальчика. — В 2,5 месяца мы стали подозревать неладное. В конце концов, я могла сравнить, как реагировал на звуки наш старший сын. Мы попросили направление на повторный аудиотест.

Тест был провален, врачи твердили: «Во время теста ребенок спать должен крепко, и нельзя соску сосать — это мешает. И вообще, все у вас в порядке. Вон он на игрушку-пищалку как реагирует!». Но слова уже мало успокаивали. Еремей реагировал на игрушку, но не на звук, как им казалось, а на ее краски. Дальше было направление на более глубокое исследование слуха (КСВП). Очередь была около полутора месяцев. Все, что мог предложить тогда даже платный центр – лист ожидания, и срок минимум месяц.

Читать полностью »

автор: TUT.BY \\ теги: