Июн 28

dzysВиктор Николаевич Дзыс – бывший офицер-десантник. Еще при СССР служил военным наблюдателем ООН на Ближнем Востоке — в Сирии, Египте, Израиле, с целью предотвращения конфликтов, тем самым внося свой вклад в дело сохранения мира на планете. Сегодня Виктор Николаевич находится на другой «войне», где ему нужна помощь. Третий год он болеет БАС – болезнью, которая отнимает у человека возможность управлять своим телом, передвигаться, элементарно обслуживать себя.

Виктору Николаевичу, как и большинству людей с БАС, сейчас нужна специальная электрическая коляска, чтобы он как можно дольше мог передвигаться самостоятельно. Сумма к сбору составляет 3670 белорусских рублей. Семья не располагает такими средставми, а государством не предусмотрено предоставление подходящей при заболевании БАС электрической коляски. Указанный сбор верифицирован службой помощи людям с БАС в Беларуси и СБОО «Геном».

С Виктором Николаевичем поговорила Елена Жикина, а реквизиты для оказания помощи указаны ниже.

«Ангел хранитель меня не обижал всю жизнь…»

Виктор Николаевич: «Мне по жизни-то, в принципе, везло. Ангел хранитель меня не обижал всю жизнь. И под конец мне тоже повезло схлопотать такую редкую болезнь, которая не каждому дана». (Улыбается).

Виктор Николаевич разговаривал с нами в лежачем положении. Разговаривал спокойно, слегка испытующе поглядывая на своих гостей – видимо, решая, насколько ему хочется раскрывать свои проблемы.

В.Н.: «Что что-то не так с моим организмом я почувствовал по весне 2015 года (ему было 60 лет – прим. авт.). Тогда еще я мог опереться руками на спинки двух стульев и сделать уголок. Мог одной рукой слегка коснувшись перил перепрыгнуть через дорожное ограждение. Мог подтянуться.

Больше всего меня поразило то, что я однажды хотел подбежать – и не смог. Вот понимаете: надо побежать, я хочу побежать – и не могу, отказывает организм. И это было еще до того, как я вообще стал думать, что болен.

Ближе к лету – я стройкой занимался – почувствовал, что у меня паховая грыжа. Думал, что грыжу удалят — станет легче. Но не стало. Начал периодически чувствовать онемение позвоночника.

Сделали МРТ позвоночника, расшифровали Неврологи посмотрели, стали кидаться терминами: «болезнь моторного нейрона», «БАС». Они практически сразу стали подозревать, хотя все еще надеялись на «грыжи Шморля». Там, практически, между всеми дисками были грыжи Шморля. А что вы хотите: бывший десантник, естественно, много прыгал, много ползал! Я значения словам врачей не придавал – был уверен, что выкарабкаюсь».

lpsc1Отвлекшись от рассказа о болезни, Виктор Николаевич поделился некоторыми воспоминаниями о своей службе военным советником с Сирии. По рукам пошел смартфон с фотографиями.

«Вот шведский генерал вручает мне медаль. Вот китаец, голландец, американец… А вот и Виктор Николаевич. Кто бы мог подумать, что какая-то болезнь покушает вот такого молодца?! …Вот шотландский друг в юбке – Джеми Джемиссон. Юбки на фото не видно…».

«Что со мной делать будем, доктор? Жить буду?

В.Н.: «Потом мне предложили лечь на более серьезное обследование. Сделали ЭНМГ (расшифровать?). Доктора звали Василием Николаевичем. Я на него посмотрел, говорю: «Ну, что со мной делать будем, доктор? Жить буду?». Он мне: «Ваш врач вам все скажет». Василий, говорю, ты вроде адекватный человек. Я — адекватный человек. У меня – болезнь. У тебя на стенке восемь дипломов висит. Говори, как есть! Он говорит: «Если честно, мое мнение – это полная неподвижность и медленная смерть». Я: «Как быстро?» Он: «Это одному Богу известно. А все остальное тебе скажет врач». Я говорю: «Спасибо, мужик!».

Но и тогда я не воспринимал это как приговор.  Я видел людей, которые чуть двигаются. Думал, может, меня эта чаша минет. Я и сейчас так думаю».

Виктор Николаевич с юмором рассказал нам несколько эпизодов, как пытался лечиться от БАС. Самый выразительный случай – это лечение «магнитным молотом». Трудно было удержаться от смеха, слушая изложение, как доктор перепутал какие-то параметры, «поставил слишком много Гаусов», в результате чего «его отбросило к стене, а меня с кресла сдвинуло».

«Поехал на дачу. Вставал каждое утро, ходил по росе босиком. Отжимался, сколько мог. С тросточкой ходил вокруг дачного поселка. Все лето 2016 года я пытался выкарабкаться. Но становилось все хуже и хуже. Я и полол, и все другие работы на даче делал — даже бетонировал и сваркой занимался. Конечно, чувствовал ограничения. Вот, чтобы прополоть бурьян, мне нужна была табуреточка. Ведро на ремне сзади, потому что не мог впереди себя ничего поднимать. Когда готовил себе еду, нужно было обязательно опираться руками на столешницу».

«Лучше испытать очень сильную, но мгновенную боль, чем не сильную, но растянутую во времени…»

В какой-то момент Виктор Николаевич захотел сесть, для чего уже не мог отказаться от нашей помощи. Тело не слушается его настолько, что он не может сесть самостоятельно. Опустив на подставку свои надутые ноги (именно «надутые», слово «отекшие» здесь даже не подходит), увидел удивление на наших лицах, пояснил:

В.Н.: «Я ночью сейчас сплю сидя. Лицом на подушки в инвалидной коляске. Естественно, ноги опухают, как булки. Боли дикие во всем теле. Лучше испытать очень сильную, но мгновенную боль, чем боль не сильную, но растянутую во времени. Пью анальгин.

dzys2Я не могу ни лежать, ни сидеть долго в одной позе. Но как поднимать среди ночи супругу, которой завтра на работу? Она ложится в одиннадцать часов. А я знаю, что в полпервого придет дочь с работы, я ей звоню: «Ася, ты меня поднимешь ночью?» Тогда я немного сплю. Если просыпаюсь ночью, вижу, что еще 20 минут до прихода дочери —  терплю эти 20 минут, чтобы не поднимать супругу.

Сегодня ночью, например, было очень плохо, может, из-за магнитных бурь. Меня супруга посадила, накрыла одеялом. Спал сидя, но чувствую, что упаду вправо или влево. Хватаюсь руками. Но они ведь тоже уже не держат. Практически, я их не чувствую — отказываются служить.

Сегодня пришла врач, говорит – ноги опухшие, вам надо в больницу. А супруга спрашивает: как его в больницу, когда он повернуться не может сам, кто за ним там смотреть будет? Писала уже второй раз отказ. Я, говорит, здесь за ним хоть как-то ухаживаю, а там кто его будет через каждые два часа переворачивать».

«Беда не приходит одна…»

В.Н.: «Сын мой планировал на основании моего опыта написать книгу. Но 17.07.17, мне 63, ему 36 (вот такая нумерация, все симметрично) будучи пассажиром, попал в аварию: двойной перелом позвоночника, три операции, потом реабилитация. Беда была еще и в том, что поначалу его обвинили в этой аварии – будто бы он и был за рулем, хотя это была неправда. Потом первого следователя, который вел дело, поймали на взятке, его дела передали другому. Тот разобрался, сейчас уже сын переквалифицирован из участника в пострадавшего. Главное, что он уже успокоился после этого, начал ходить».

«Почему я служил именно в Сирии?..»

В.Н.: «Насколько интересные вещи в этой жизни происходят. Почему я служил именно в Сирии, где сейчас идет война? Ведь, чуть влево, чуть вправо – и кто-то нажмет красную кнопку.

Сирия так давно существует. В Дамаске есть аллея Христа — место, где он ходил. Есть в Дамаске такая площадь – «Русская рулетка» называется. Сам город расположен около горы Касиюн. Вокруг неё расположен полукругом город. У подножия горы слева – русское посольство. Если ехать вправо, выедем в город под названием Маалюля. Там очень много древнейших христианских храмов, и жители говорят на арамейском языке. На горе Касиюн в самом верху – часовня.

На северо-восток недалеко от Дамаска — вот та Дума, пригороды, которые сейчас воюют. Я снимал на окраине в этом направлении квартиру. Это уже во второй приезд в Дамаск (сразу был Дамаск, потом Египет, Израиль и снова Дамаск). Лоджия выходила на гору Касьюн. На вершине горы стояла телевышка, и сейчас, может быть, стоит. Это тот Дамаск, которого уже нету…».

Признавшись, что за последнее время его состояние ухудшилось, вдруг произнес: «Мне начали сниться сны, что я встал и пошел. Иду здоровый. Поехал за рулем машины. А иногда и наяву такое чувство, что вот сейчас встану и пойду. Но это обман, иллюзии сознания, наверное. Болеет же физическая оболочка, а сознание – нет ведь».

Подтверждающие документы >>>

Если у вас есть желание или возможность поучаствовать в приобретении электроколяски для Виктора, то это можно сделать несколькими способами.

1. Перевод средств на благотворительные счета в ОАО «АСБ Беларусбанк», филиал 511, отделение 383 — г.Минск, Игуменский тракт, 42. БИК: AKBBY21511:

В белорусских рублях: BY18 AKBB 3134  0000 0717 7522 0383 код валюты 933 транзитный счёт BY55AKBB38193821035615200000

В долларах США: BY03 AKBB 3134 0000 0717 8522 0383 код валюты 840 транзитный счёт BY12AKBB38193821049935200000

В российских рублях: BY85 AKBB 3134 0000 0717 9522 0383 код валюты 643 транзитный счёт BY12AKBB38193821049935200000

В евро: BY70 AKBB 3134 0000 0718 0522 0383 код валюты 978 транзитный счет BY12AKBB38193821049935200000

Назначение платежа: сбор денежных средств для приобретения технических средств и реабилитации.

2. Пополнение баланса МТС: + 375 29 5475574 (в дальнейшем средства будут переведены на благотворительный счет через сервис iPay и ЕРИП)

3. Перевод средств на кошелек belqi: 375447621863

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

автор: TUT.BY \\ теги:

Отзывов (3) на «Виктор Николаевич Дзыс: «Мне начали сниться сны, что я встал и пошел…»»

  1. Владимир пишет:

    Где он живет и если можно телефон для связи

  2. Виктория пишет:

    Держитесь, Виктор Николаевич, мужественный человек. Закинула 10 р на МТС, надеюсь нужная сумма соберется. Здоровья вам.

  3. Кирилл пишет:

    Виктор Николаевич, вы очень крутой чувак! Спасибо! своим примером, людям, которые также оказались в не самых приятных ситуациях даете силы жить!

Оставьте свой отзыв